1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14

Природная и культурологическая походная тропа Ванамыйза

Дорогой путник! Просто прекрасно, что ты оказался здесь, на земле Ванамыйза волости Сауэ. Известно ли тебе, что в Эстонии целых восемь мест, которые носят название Ванамыйза? Здешняя деревня Ванамыйза, расположенная на территории бывшего Кейлаского прихода Харьюского уезда, поначалу носила название Кергута (Kircotœu, Kircota) и впервые упоминалась в Большой эстонской описи Датской поземельной книги в XIII столетии. 

Тропа, проложенная преимущественно по лесным дорожкам на расстоянии всего 20 км от столичного шума и 1 километра от железнодорожного вокзала Сауэ, предлагает расслабиться, наслаждаясь красотой природы, слушая пение птиц, распознавая следы диких животных, фотографируя живописные виды или же совершая бодрую оздоровительную ходьбу. И все это в сопровождении многочисленных занимательных рассказов. О природе, об истории, о людях, обо всем том, что стало близким и важным местным жителям за почти 800 лет развития этих мест.

Проходя по тропе, ты обязательно окажешься у большого камня, на котором любили играть деревенские дети прошлых поколений, сможешь пройтись по дороге, по которой сто лет назад водили на пастбище коров, ополоснуть глаза целебной водой из источника Сыэру, посмотреть, как выглядели оборонительные сооружения Морской крепости Петра Великого, построенные в начале ХХ века. Увидишь, где сходятся границы трех бывших усадеб, услышишь, как поют коноплянки, сможешь угадать по следам, кто прошел здесь до тебя: лось, косуля, рысь, лиса или кабан.

Ты можешь выбрать одну из двух троп разной протяженности. Более длинная из них тянется на 6,5 километра, длина короткой – 4 км. Ты можешь преодолеть выбранный маршрут одним махом, останавливаясь лишь для того, чтобы прочитать истории, а можешь периодически устраивать передышки, чтобы полюбоваться природой, запечатлеть ее красоту, поваляться на лежанках, закрыв глаза и слушая тишину и многоголосое щебетание птиц. А можешь представить те далекие времена, о которых мы тебе рассказываем.

Если здесь, в начале тропы, где буквально за забором гудит завод, у тебя возникнет мысль «о какой тишине может идти речь?!», то обрати внимание, как с каждым шагом в глубь леса становится все тише и тише. И в один момент ты окажешься окруженным лишь звуками и голосами леса. Или тишиной. 

Твое местонахождение отмечено на карте красным кружком. Пожалуйста, береги природу – забери обратно все, что ты принес с собой. Походная тропа проходит по частным территориям, поэтому двигайся только по тропе и не бери ничего из леса. Все домашние питомцы на тропе должны быть на поводке, хозяин животного должен обеспечить безопасность других пользователей тропы. Передвигаться по тропе на любом механическом транспортном средстве запрещено. Также по тропе запрещается передвигаться на лошади.

Походной тропой управляет некоммерческое объединение Vanamõisa Küla. Строительство походной тропы велось на добровольных началах. 200 метров тропы построила Сауэская волостная управа, и 415 метров были построены на средства Европейского союза при поддержке Сауэской волостной управы. Остальную часть некоммерческое объединение Vanamõisa Küla приводило в порядок при помощи инвесторов. Тексты походной тропы составлены Эвелин Повель. 

У всех посетителей есть возможность способствовать дальнейшему строительству и развитию тропы. Приглашаем всех, у кого добрые намерения, присоединяться к группе Vanamõisa matkarada в сети Facebook. Там можно найти более подробную информация о тропе с самого начала ее основания и до сегодняшнего дня. Мы также ждем любую обратную связь и информацию на адрес matkarada@kodukyla.ee.

Хорошего похода!

Природная и культурологическая походная тропа Ванамыйза

Дорогой путник! Просто прекрасно, что ты оказался здесь, на земле Ванамыйза волости Сауэ. Известно ли тебе, что в Эстонии целых восемь мест, которые носят название Ванамыйза? Здешняя деревня Ванамыйза, расположенная на территории бывшего Кейлаского прихода Харьюского уезда, поначалу носила название Кергута (Kircotœu, Kircota) и впервые упоминалась в Большой эстонской описи Датской поземельной книги в XIII столетии. 

Тропа, проложенная преимущественно по лесным дорожкам на расстоянии всего 20 км от столичного шума и 1 километра от железнодорожного вокзала Сауэ, предлагает расслабиться, наслаждаясь красотой природы, слушая пение птиц, распознавая следы диких животных, фотографируя живописные виды или же совершая бодрую оздоровительную ходьбу. И все это в сопровождении многочисленных занимательных рассказов. О природе, об истории, о людях, обо всем том, что стало близким и важным местным жителям за почти 800 лет развития этих мест.

Проходя по тропе, ты обязательно окажешься у большого камня, на котором любили играть деревенские дети прошлых поколений, сможешь пройтись по дороге, по которой сто лет назад водили на пастбище коров, ополоснуть глаза целебной водой из источника Сыэру, посмотреть, как выглядели оборонительные сооружения Морской крепости Петра Великого, построенные в начале ХХ века. Увидишь, где сходятся границы трех бывших усадеб, услышишь, как поют коноплянки, сможешь угадать по следам, кто прошел здесь до тебя: лось, косуля, рысь, лиса или кабан.

Ты можешь выбрать одну из двух троп разной протяженности. Более длинная из них тянется на 6,5 километра, длина короткой – 4 км. Ты можешь преодолеть выбранный маршрут одним махом, останавливаясь лишь для того, чтобы прочитать истории, а можешь периодически устраивать передышки, чтобы полюбоваться природой, запечатлеть ее красоту, поваляться на лежанках, закрыв глаза и слушая тишину и многоголосое щебетание птиц. А можешь представить те далекие времена, о которых мы тебе рассказываем.

Обрати внимание, что с каждым шагом вглубь леса становится все тише и тише. И в один момент ты оказываешься окруженным лишь звуками и голосами леса. Или тишиной.

Твое местонахождение отмечено на карте красным кружком. Пожалуйста, береги природу – забери обратно все, что ты принес с собой. Походная тропа проходит по частным территориям, поэтому двигайся только по тропе и не бери ничего из леса. Все домашние питомцы на тропе должны быть на поводке, хозяин животного должен обеспечить безопасность других пользователей тропы. Передвигаться по тропе на любом механическом транспортном средстве запрещено. Также по тропе запрещается передвигаться на лошади.

Походной тропой управляет некоммерческое объединение Vanamõisa Küla. Строительство походной тропы велось на добровольных началах. 200 метров тропы построила Сауэская волостная управа, и 415 метров были построены на средства Европейского союза при поддержке Сауэской волостной управы. Остальную часть некоммерческое объединение Vanamõisa Küla приводило в порядок при помощи инвесторов. Тексты походной тропы составлены Эвелин Повель. 

У всех посетителей есть возможность способствовать дальнейшему строительству и развитию тропы. Приглашаем всех, у кого добрые намерения, присоединяться к группе Vanamõisa matkarada в сети Facebook. Там можно найти более подробную информация о тропе с самого начала ее основания и до сегодняшнего дня. Мы также ждем любую обратную связь и информацию на адрес matkarada@kodukyla.ee.

Хорошего похода!

1. Скотопрогонная дорога хуторов деревни Ванамыйза

Участки, которые можно было получить от хозяев усадьбы, представляли собой узкие полоски земли. Отдельная полоска с пастбищем была у каждого хутора, поэтому по деревенской скотопрогонной дороге ходили животные с многих хуторов. Были коровы из Пяртли, из Аллика, из Лоди, телки из Кубья. У одной коровы висел колокольчик на шее. Хутора были небольшие, и скотины было мало. Пастбище Ванарейну располагалось особняком, а выгон Кескюла – прямо возле ворот Ванарейну. 

Обычно в восемь часов утра матери семейств выгоняли коров на пастбище. А в обязанности детей входило вернуть их вечером домой. Для этого нужно было согнать животных с пастбища, если они не ждали, стоя у ворот. Порой приходилось отправляться на поиски заблудившейся буренки. Дети всех семейств знали коров по кличкам. Майе, Сирье, Клара, Сента, Кирьяк, Улли – такие были клички. Приходилось следить за тем, чтобы коровы не начинали бодаться. На скотопрогонной дороге была высокая трава, которую и останавливались пожевать буренки. Возле источника же было грязно, и дети обходили это место по полю. Весь путь занимал много времени, но дети воспринимали это как потеху: они могли вдоволь наболтаться, взобраться на большой камень или нарвать цветов. Быть пастухами было здорово! Немного повзрослев, дети отправлялись на работу в город, потому что работа на земле казалась тяжелой.

О своем пастушьем детстве вспоминали Ильзе Лилль, Вильма Халлик, Арви Кулло, Айно Тамм, г-жа Уулма, Малле Куркин.

2. Хутор Кубья

Хутор Кубья – родовой хутор деревни Кергута. По договору, заключенному 19 августа 1885 года в Вооре у судьи прихода, коренной житель усадьбы, потомок Клейсо Марта в шестом поколении Хиндрек Меэнков (1846-1905) выкупил хутор площадью 38 десятин и 2020 квадратных саженей у собственника Ванамыйза Вильгельма фон Страельборна за 2970 серебряных рублей. За хозяином усадьбы сохранилось  право охотиться на землях Кубья; кроме того, новый собственник хутора должен был позволить пользоваться проходящими по его земле дорогами. Продажа крепких напитков, винокурение и пивоварение были запрещены. 

После смерти Хиндрека хутор унаследовал его сын Кустас (1869-1956). У Кустаса и его супруги Паулины Вильгельмины (урожденной Пийн, 1877-1957) было десять детей: Элиза Вильгельмина, Паулина, Хейнрих, Густав, Мария, Аманда, Юлия, Эльфрида Йоханна, Вольдемар и Альма.

На хуторе выращивалась озимая рожь и пшеница, ячмень, смешанные  культуры, клевер, картофель, кормовая свекла, капуста, морковь и свекла. В саду росли яблони, сливы, чернослив и вишни, кусты красной смородины, малина и клубника. Из животных держали лошадей, коров, свиней, кур и пчел. 

Юхан Сельямяги с хутора Рейну деревни Ванамыйза так вспоминал хозяев Кубья: «Я бы так охарактеризовал Кубья-Кустаса: спокойный, разумный мужик с неторопливой речью и небольшой тупой бородкой. Жена у него была пухленькая, невысокого роста, с круглым свежим лицом, как будто бы и не рожала столько детей. И детский смех всегда доносился через деревенское пастбище до Рейну весной и теплыми осенними вечерами».

Из книги «Тетради Ванамыйза I» (Хелле Коппель, Эвелин Повель), в сокращении

3.Жертвенный источник Сыэру

Жертвенный источник Сыэру просачивается на поверхность земли на лугу бывшего хутора Кубья. Кто теперь знает, когда народ Ванамыйза стал ходить именно к этому источнику, но традиция почитания жертвенных источников уходит корнями еще в каменный век. Тогда люди верили, что водоемы хранят связь между живыми людьми и их ушедшими предками; дары, которые приносились к жертвенному источнику, были своего рода выражением благодарности потустороннему миру и русалкам.

Люди верили, что целебные источники обладают целительной силой. В народе говорят, что воду из источника Сыэру использовали для лечения глаз. В преданиях можно найти самые разные способы лечения. Говорят, что в некоторых случаях помогает исключительно промывание глаз непосредственно у источника. Если брать воду с собой, то она якобы теряет свое действие. Было также распространено мнение, что в зависимости от типа и тяжести заболевания нужно было промывать глаза три, шесть или даже девять раз. Если вас беспокоят ваши глаза, стоит попробовать промыть их родниковой водой и в наши дни.

Толока на приведение в порядок жертвенного источника Сыэру. На фотографии Айно Тамм, Вильма Халлик, Аазэ Крафт, Майе Сувисте, Ильзе Лилль. Частная коллекция Ээро Кальюсте

4. Гора и смотровая вышка Сыэру

Coming soon

5. Большой камень

Именно так деревенские дети называли эту каменную глыбу. Большой камень. Как же здорово было взбираться на него, а затем спрыгивать вниз! Или сидеть компанией на камне, подставив лица солнцу, и мечтать о чем-то грандиозном. Чтобы отец, возвращаясь с базара, привез какое-нибудь лакомство или даже чтобы в следующий раз родители взяли тебя с собой в город, на мир и на людей посмотреть, ума-разума набраться. 

Камень по-прежнему приглашает взобраться наверх, а затем спрыгнуть вниз, поболтать о том о сем и поиграть в интересные игры.

6. Оборонительное сооружение Морской крепости Императора Петра Великого

В первые годы двадцатого столетия, когда Эстония входила в состав Российской Империи, Таллинн был окружен мощным поясом бетонных блиндажей и подземных тоннелей, и в честь российского царя Петра I это сооружение было названо Морской крепостью Императора Петра Великого. Его задача заключалась в том, чтобы защищать Петербург от врага. Ту часть крепости, которая призвана была защищать побережье, стали называть морским фронтом. В ее состав входили береговая батарея, штаб, железнодорожная сеть, объекты связи, склады. Морскую батарею необходимо было защищать от возможных нападений с суши, для этой цели было решено создать сухопутный фронт. Проект, утвержденный в 1913 году, предусматривал множество позиций, объединенных с фортами, бетонными убежищами и соединяющими их тоннелями, батареями и окопами. Мощные бетонные строения успели построить в Вяэна-Пости, Вяэна-Вити, Вана-Пяэскюла, Хумала, Аллику и Раэ. Остатки этих строений кое-где до сих пор видны, хотя Морская крепость Императора Петра Великого так и не была достроена. С момента утверждения проекта морского фронта до провозглашения независимости Эстонской Республики оставалось всего пять лет. Оборонительные сооружения никогда не использовались для защиты Петербурга, не было от них толку и при защите Таллинна. 

Сохранившиеся до наших дней оборонительные сооружения Морской крепости – это исторические памятники, достойные заботливого отношения, даже несмотря на свой потрепанный человеческой беспечностью и временем вид. 

7. Полевой тренажёрный зал, тропа равновесия

Coming Soon

8. Гора Тяхэ

Kahekümneneda sajandi algusaastatel, mil Eesti Vene tsaaririigi koosseisu kuulus, ümbritseti Tallinn võimsa betoonblindaažide ja maa-aluste tunnelite vööga ning nimetati see Vene tsaari Peeter I auks Peeter Suure merekindluseks. Selle ülesanne oli kaitsta Peterburi linna vaenlase eest. Kindluse rannakaitselõiku hakati kutsuma mererindeks. Sinna kuulusid rannapatareid, staap, raudteevõrk, sideobjektid, laod. Võimalike maapoolsete rünnakute eest tuli merelist patareid samuti kaitsta ning selleks kavandati rajada maarinne. 1913. aastal kinnitatud projekt nägi ette hulka positsioone ühes fortide, betoonvarjendite ja neid ühendavate tunnelite, patareide ning kaevikutega. Võimsad betoonehitised jõuti valmis ehitada Vääna-Postil, Vääna-Vitil, Vana-Pääskülas, Humalas, Allikul ja Rael. Jäljed neist ehitistest on tänagi kohati nähtavad, kuigi Peeter Suure merekindlus ise ei saanudki valmis. Maarinde projekti kinnitamisest Eesti Vabariigi väljakuulutamiseni jäi vaid viis aastat. Kaitserajatisi ei kasutatud Peterburi kaitseks kunagi, neist polnud abi ka Tallinna kaitsmisel.

Merekindluse tänaseni säilinud kaitserajatised, olgugi, et kohati inimeste hoolimatusest ja ajahambast räsitud, on hoidmist väärt ajaloomälestised.

9. Хутор Кярнери

Хутор Кярнери – один из самых старых хуторов деревни Кергута, он был назван в честь своих хозяев, садовников (на эст. устар. kärner) Тоомаса и Яана, которые упоминаются в ревизских сказках еще в 1750 и в 1765 годах. Во времена, когда простым эстонцам начали присваивать фамилии, а точнее в 1835 году, хозяином этого хутора был сын Мяэского трактирщика Йоозеп, которому вместе с женой Леэну и двумя сыновьями дали фамилию Краге. Спустя пятьдесят лет, в 1885 году, хутор купил крестьянин из поместья Ванамыйза Михкель Кюльмаллик, который, однако, вскоре погряз в долгах. Когда в 1909 году Михкель умер, выяснилось, что десяток лет назад хутор у него купил Юри Парт родом из Мярьямаа. Однако соглашение было устным, и договор купли-продажи не был вовремя заключен. После смерти Михкеля Кюльмаллика Юри Парт обратился в суд, при этом запросы от имени окружного суда делал присяжный адвокат Яан Поска. Судебные разбирательства продлились несколько лет, но в конце концов Юри Парт одержал в этом деле верх, договор купли-продажи был подтвержден, и Парт перенял хутор со всеми долгами его прежних владельцев. 

С тех пор хутор Кярнери связан с родом Партов. В 1929 году, когда хутор был полностью выкуплен, площадь его территории составляла 37,26 десятины, из них сельскохозяйственными угодьями были заняты 7,48 десятины. Здесь выращивали рожь, ячмень, овес, мешанку, картофель и капусту. У хозяев было две лошади, четыре коровы, телочка и бычок, две овцы, свинья, куры и цыплята. Был и буровой колодец. 

У сына Юри, которого тоже звали Юри, со второй женой Юулой (урожденной Пийтс) было пять сыновей и две дочери. Их потомки до сих пор живут в Ванамыйза. В Кярнери по сей день живет Вильма Халлик, дочь Рудольфа, сына Юри. А на хуторе Тамме, отделившемся в 1931 году от Кярнери – Ильзе Лилль, дочь Паулины Вильгельмины Рейн, которая приходилась, в свою очередь, дочерью Юри. 

Внучки Юри Парта, Вильма и Ильзе, вспоминают своего деда: «Юри Парт был зажиточным человеком, и при этом очень справедливым. Он помогал всем своим детям, передавая им по наследству или покупая для них хутора и помогая возводить на них постройки. Любимицей Юри была Паулина – она вела все финансовые дела неграмотного Юри Парта».

В сокращении из книги «Тетради Ванамыйза I» (Хелле Коппель, Эвелин Повель)

10. Межевой камень на пересечении трех усадеб

У межевого камня на пересечении трех усадеб встречаются границы усадьбы Вяэна (деревня Пеэтри-Мыйзакюла), усадьбы Хюуру (деревня Лехмья) и усадьбы Ванамыйза (деревня Ванамыйза). Все три были рыцарскими поместьями Кейлаского прихода. 

Усадьба Ванамыйза, известная раньше под названием Кергута, впервые упоминалась как Ванамыйза (на немецком языке Wannamois) в 1556 году, когда она использовалась как подсобная усадьба усадьбы Саку. Но в Ванамыйза никогда не было роскошного дворца, поскольку ее хозяева никогда здесь не жили, доверив все дела управляющему. Поэтому это была, скорее, хозяйственная усадьба.

Усадьба Хюуру исторически входила в состав волости Харку, она находится на берегу реки Вяэна, недалеко от шоссе Таллинн–Палдиски, всего в нескольких километрах от границы столицы. В здании усадьбы Хюуру действует активная деревенская община, поддерживающая в порядке как само здание, так и прилегающую к нему территорию. 

Пеэтри была побочной усадьбой усадьбы Вяэна, она располагалась возле Палдиского шоссе, на месте нынешней деревни Кийя. Здесь тоже были лишь хозяйственные постройки, а настоящего помещичьего дома никогда не было.

Межевые камни стали устанавливать по большей части во второй половине XIX века, когда активно проводился выкуп хуторских земель в вечное пользование. На верхней стороне камня высекался крест, направление линий которого указывало направление границ участка, часто на камне высекался также номер хутора и год установки самого камня. Сегодня многие межевые камни уже ушли под землю или полностью покрылись мхом. Тем интереснее встречать такие камни, которые несут на себе отпечаток времени. 

11. Учеба на улице – вода

12. Учеба на улице – деревья

13. Место, где располaгалaсь усадьба Ванамыйза

Coming soon

14. Камень, похожий на человека

В книге собирателя фольклора Маттиаса Йоханна Эйзена, вышедшей в 1920-х годах и повествующей о жертвоприношениях предков, есть легенда о похожем на человека камне из Ванамыйза: у одной из извилин дороги Кейла Ванамыйза стоит камень, похожий на человека. Народное предание гласит, что это брошенная женихом и превращенная им в камень невеста. По другой версии, не жених обратил невесту в камень, а невеста, не желавшая выходить замуж за неприятного человека, роптала: лучше бы Господь создал меня камнем, а не человеком. Позднее мальчишки отломали камню вторую руку. 

Из книги «Жертвоприношения предков»  (Маттиас Йоханн Эйзен)

Share
Powered by Nirvana & WordPress.